Стакан И Фужер

(басня)
 
Однажды, после торжества
Иль после дружеской попойки,
Забыв про узы кумовства
И не обсохнув после мойки,
Солидный и увесистый Стакан
С Фужером, статным, элегантным,
Дискуссию затеяли в серванте.
 
Уставив кулаки в бока,
Начал Стакан издалека:
"Гляжу, Фужер, на вид твой импозантный
И чую запах иностранный.
Я чую — от тебя несет
"Наполеоном" и "Дюрсо",
Вдобавок отдает "Шанелью".
 
"Да уж, конечно, не шинелью! —
В ответ съехидничал Фужер
И, подавляя смех хрустальный,
Повел презренно тонкой тальей.
— Мой дорогой, топ cher,
От Вас, как это ни печально,
Разит и тянет, и воняет!
Уж мне сей дух напоминает
Известный опиум народный,
Печальной славы самогон".
 
"Не трожь напиток благородный! —
Вспылил Стакан. — Один лишь он
Убьет микробов и бацилл!
Он не доступен тем, кто хил,
Кто слаб, кто не имеет веры.
Как ты, Фужер, к примеру,
Как ты, гнилой интеллигент,
Полуагент, пол'диссидент!"
 
"Коллега, это не этично! —
Нервозно прозвенел Фужер.
— Ну что за варварский манер —
Переходить на личность!
Стакан — ты раб и низкий плебс,
Твоя судьба — вода и черный хлеб-с".
 
В Стакане мигом разыгралась буря:
"Каков барон, ты только глянь!
Моей не нашивал ты шкуры! —
И бьет себя нещадно в грань.
— Да мы! Да мы! Граненые стаканы!
И даже больше — стаканы!
Державы верные сыны,
Опора и надёжа всей страны!"
"Опора не должна быть пьяной", —
 
Парировал Фужер со злом.
И тут пошла такая перепалка —
Того гляди, серванту станет жарко,
И хрупнет хрупкое стекло,
И захрустят хрустальные осколки.
 
До слез знакомая картина нам:
Как часто мы — без зелья, без вина
Взираем друг на друга волком,
А отчего — не знаем толком.
И забываем мы притом,
Что мы наполнены одною кровью,
Что под единым небом-кровлей
Мы свой короткий век живем.


© В.Е.Русинов