Навязчивый Сон


Вновь снится сон (К чему бы он?),
Что спозаранку,
Как пьяный шут, я в институт
Принес «полбанку».

Не в том вопрос, зачем принес
И где добыта:
Ну, я балбес! – наперевес
Несу открыто.

В фойе вахтер – хоть глаз востер –
Увлекся чаем.
Студенты прут и там и тут —
не замечают.

Чудная та их слепота
не поражает:
известно мне, что в сладком сне
не то бывает.

В "полбанке" той и мой покой,
и тонус бодрый,
простор мечтам...
По этажам иду я гордо.

Кипит апрель, звенит капель,
день солнцем щедрый.
Тепло в душе...
И вот уже Я на кафедре.

Вот уж пришёл и сел за стол,
достал стаканы.
Решил пока хлебнуть слегка, —
ещё ведь рано.

Чуть-чуть налил и пригубил —
милльон оттенков!
Вдруг слышу крик: в дверях возник
сам Ярошенко.

"Как ты посмел! Ты что — сдурел?!
Дождёшься кары.
Как можно пить? Ведь проводить
тебе три пары!"

Я не молчу, в ответ кричу —
я груб, как урка:
"И проведу! Не подведу.
Да брось ты, Юрка!

Ведь мне читать — не привыкать.
С моим уменьем
Любой я курс читать берусь
и в опьяненьи.

То не беда, то ерунда,
что выпью малость.
И что ж с того? Ведь ПГО –
не труд, а шалость!

Я б не желал, чтоб ухудшал
нам отношенья
взаимный крик. Хлебнём, старик!
Здесь спирт с женьшенем.

Не чтоб пьянеть ведь и "балдеть",
а для леченья.
И твой колит он исцелит
в одно мгновенье"

Я наседал, я убеждал,
он — ни в какую!
"Пойдём, — в ответ, — в мой кабинет.
Там потолкуем".

Ну, в кабинет, так в кабинет —
мне всё едино.
Ведь до звонка ещё пока
час с половиной.

И вот сидим и говорим...
Но, без сомненья,
Совсем у нас на этот раз
нет настроенья.

Откуда ж быть?
Вот если б пить он согласился...
Так вот же, нет.
Тут в кабинет Гордон ввалился.

Вошёл, присел, "пузырь" узрел,
пяток стаканов.
"А что не пьём? Чего мы ждём?"
Пришёл Лобанов.

Лишь бросил взгляд —
и всем подряд налил без слова.
А шеф молчит. В окно глядит,
глядит на Вову.

Я говорю: "По "стопарю"
давайте "вмажем"?"
Все трое — "за". Раскрыл глаза —
Смешно мне даже.

Пьём вчетвером...
А за окном уж в листьях ветки.
И солнца свет... Тут в кабинет
вошёл Советкин.

Ну, что ж, теперь закроем дверь —
вся в сборе группа.
Других впускать, им наливать —
ужасно глупо.

Но странно мне: я и во сне
какой-то сонный.
Мы льём и пьём, мы льём и пьём —
"пузырь" всё полный.

Но вот звонок. Я на "урок"
иду моментом.
Не сводят глаз на этот раз
с меня студенты.

Минут лишь пять и смог читать —
шумят ужасно.
Терпеть нет сил, и я спросил:
"Что вам не ясно?"

Гляжу, у всех на мордах смех —
настрой весёлый
у всех подряд. Мне говорят:
"Так вы же голый!"

Ядрёна вошь! Они — всерьёз?
Гляжу сердито:
рубашка — здесь и галстук — здесь...
А где штаны-то?!

"Да, ерунда! — я им тогда
вру прямо с хода. —
Не в первый раз.
Везде сейчас такая мода.

Кончай болтать!" И — вновь читать.
Темп — еле дышат:
Пусть помолчат. Сидят, сопят —
конспекты пишут.

Хожу в трусах и при часах
перед доскою,
тревогу скрыв. Но перерыв
я жду с тоскою.

Звенит звонок — прошёл "урок"...
Тут я проснулся.
Дурацкий сон! Будь проклят он —
опять вернулся.

Не знаю я, за что меня
так Бог карает,
но этот сон всё время Он
мне посылает.

Не первый год уже идёт,
как это длится.
Лишь лягу спать, тот сон опять
ко мне явится.

То в месяц раз, а вот сейчас
так ночью каждой:
во сне я — пьянь, в любую рань
томимый жаждой.

И как Иов, я без штанов
во сне гуляю...
Ну отчего? В чём смысл сего?
Не понимаю...

От снов таких уже как псих
Я дозреваю.
Всего больней — своих друзей
подозреваю.

Ем с ними, пью, а сам ловлю
их на промашках,
следах вины... Кто спёр штаны?!
Быть может, Яшка?

А, может, нет... Кто даст ответ,
Чтоб без изъянов?
Но верю я: не мог меня
"подъесть" Лобанов.

Я всех боюсь. На шефа злюсь:
за что обидел?!
Читать я шёл, а то, что гол, —
он что — не видел?!

© В.С.Швыдкий